Четверг, 23 мая, 2024

Олимпиада или ЧМ по футболу: могут ли глобальные спортивные события состоятся в Израиле?

Избранное

Олимпийские игры и Чемпионат Мира по футболу постоянно переезжают. Каждый раз эти спортивные события принимают в разных странах и пока ни разу полноценно подобные спортивные состязания не проходили на территории Израиля.

Геополитолог спорта Андрей Волков помогает разобраться почему так и когда можно ожидать, что Израиль примет у себя одно из международных спортивных состязаний.

ЗАЧЕМ МЕЖДУНАРОДНЫЕ АКТОРЫ ВКЛАДЫВАЮТСЯ В СПОРТИВНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ?

Глобализация, интенсификация цепочек политического, социально-культурного, гуманитарного, спортивного взаимодействия, а также борьба за региональное, глобальное лидерство обуславливает для государств необходимость поиска новых сфер, укрепление позиций либо доминирование, в которых может способствовать качественному наращиванию мягкосилового, экономического и политического влияния государства в региональных и глобальных цепочках взаимодействия. На фоне беспрецедентного роста информационных технологий наблюдается и последовательное развитие подходов к освещению спортивных событий, в результате чего спорт и «околоспортивная переменная» позиционируется в качестве возможности реального усиления позиций государства на международной арене. В основном – за счет использования в политических целях — спортивная дипломатия и «мягкая сила» спортивных достижений или финансово-технологических возможностей: строительство арен, трансляция состязаний, мерчендайзинг, спонсорство, партнерство.

Можно полагать, что геополитические мотивы побуждают развивающиеся и малые страны больше интересоваться проведением мегасобытий, чем развитые и крупные страны. Геополитические устремления проявляются уже на стадии выбора места проведения мегасобытия. В своем стремлении к победе все конкурирующие акторы стараются превзойти друг друга, предложить больше и увеличить свои затраты, но мало что получают взамен, поскольку все делают то же самое. Популярный ход – подчеркнуть региональное и глобальное значение, которое мегасобытие будет иметь для каждого хозяина: будь то объединение цивилизаций или возрождение знакового региона. Пытаясь проводить небольшие спортивные мероприятия государства стараются выйти за пределы периферии и заявить о своем региональном господстве и международном значении. Таким образом, уже на процессе одной лишь идеи о спортивном мегасобытии ставится важная цель – привлечь внимание к месту проведения мероприятия и разыграть возможные геополитические карты.

ОЛИМПИАДА ИЛИ ЧЕМПИОНАТ МИРА: ЧТО БЛИЖЕ ИЗРАИЛЮ

Важно учитывать, что проведение крупных спортивных мегасобытий, к примеру, Олимпиады или Чемпионата мира по футболу, сопряжено с рядом не только перспективных (популяризация страны, стимулирование притока туристов, развитие инфраструктуры), но и проблемных моментов, которые «перевешивают» позитивные моменты и в определенном смысле «отсекают» подавляющее большинство государств от рассмотрения идеи проведения крупных спортивных состязаний.

К наиболее явным проблемным моментам следует отнести финансовую составляющую: к примеру, проведение ЧМ по футболу в Катаре зимой 2022 г. по разным оценкам обошлось в $200 млрд., тогда как совокупный бюджет такой страны как Израиль, по состоянию на 2021 г., составлял $480 млрд. Важна и необходимость обеспечения беспрецедентных по своей эффективности мер безопасности при проведении турнира. К слову, это касается и более «спокойных стран», но для Израиля к данному пласту добавляются и региональные трудности – так, проблемным районом остается Сектор Газа, что дополняется необходимостью противодействия регулярным ракетным атакам. По оценкам экспертов, система «Железный купол» сбивает лишь ракеты, которые летят в жилые кварталы, а проведение массовых мероприятий может выступать дополнительным «стимулом» для пуска большего количества ракет по мирным людям. Это дополняется наличием перманентной «террористической константы», взрывоопасными нюансами в контексте конфликтов на этнической, религиозной, территориальной почве, геостратегическим противостоянием с Ираном, ядерной программой и пр. Немаловажна и логистическая составляющая. Необходимость размещения свыше 2 млн. туристов в сжатые сроки, необходимость оптимизации логистики, работы общественного транспорта, гостиниц, включая строительство новых объектов обслуживания, проектов использования спортивной и вспомогательной инфраструктуры после окончания спортивных соревнований, без их работы в убыток, включая программы обучения работы персонала, правоохранительных органов в контексте соблюдения всех мер безопасности, а также необходимости повышения пропускной способности наземных пропускных пунктов, аэропортов, вокзалов, морских портов и т.п.

Кроме того, к характерным проблемам следует отнести и отсутствие в Израиле развитой «футбольной культуры», аналогичной Испании, Бразилии, Великобритании, Португалии, Франции, Италии. Всего 14 участников в Израильской Суперлиге, 21 место в таблице коэффициентов УЕФА – как итог, победитель Суперлиги стартует с 1 раунда отборочного этапа Лиги Чемпионов и для попадания в группу должен преодолеть 4 раунда, что фактически лишает страну шансов на успешное выступление в еврокубках. Это подтверждается статистикой – так, начиная с сезона 2010/2011 по состоянию на начало 2023 г., у Израиля лишь два участия в групповом этапе Лиги Чемпионов.

Таким образом, можно резюмировать, что Израиль не является страной, в которой футбол можно назвать «религией» как в Бразилии. Или важной для общества частью жизни, как в Испании, Великобритании или Франции. Не является жизнеобразующим футбол и для Катара, в котором в декабре 2022 г., прошел Чемпионат мира по футболу, но в отличие от Израиля, Катар ставил во главу угла не спортивную, а политическую составляющую, используя футбол в качестве инструмента популяризации страны, инструмента, способствующего открытию Катара миру, и в качестве инструмента по экспорту своего мягкосилового влияния в Европу. Указанные шаги дополняли ранее сформированную стратегию Катара по выходу на западные рынки влияния (СМИ – в контексте «belN Sports»; контроля пакета акций футбольных клубов – «ПСЖ», «Труа»). Таким образом, при первом сравнении можно видеть, что и Катар, и Израиль не являются в полной мере футбольными странами, однако в случае с Катаром прослеживается четкая нацеленность на использование спорта в целом, и футбола в частности, в качестве инструмента по продвижению имиджа страны, создания благоприятного образа политических элит. Тогда как Израиль, по сути, лишен данных целей и не будучи футбольной страной, также не ставит задачу использования спорта или футбола в качестве инструмента легитимизации политического строя, или политических, финансовых элит Израиля на международной арене.

Таким образом можно констатировать достаточно низкую вероятность формирования Израилем заявки на проведение Олимпиады, ЧМ по футболу в обозримой перспективе. В первую очередь это связно с отсутствием схожих с иными околофутбольными странами целей, в соответствии с которыми спорт является инструментом продвижения образа, имиджа страны на международном уровне, что оправдывало бы непомерные затраты на строительство новой инфраструктуры. Даже при игнорировании ее простоя по окончанию соревнований. Второй причиной выступает высокая затратность проведения данного спортивного мегасобытия. Свыше $50 млрд., а при отсутствии инфраструктуры, как в случае с Катаром, затраты могут доходить и до $200 млрд., что дополняется высокой конкуренцией в процессе подачи заявок, в которых принимают участие и более «футбольные» страны, по примеру Испании, Великобритании, Франции, Португалии, США у которых имеется и достаточно развитая спортивная, туристическая, социальная инфраструктура, и опыт проведения крупных спортивных соревнований, а также есть более широкая географическая представленность. Тогда как у Израиля даже в теории базовыми городами может выступать только Тель-Авив, Иерусалим, Хайфа и Нетания, а стадионов с вместимостью в ~30 тыс., всего 3 – «Bloomfield Stadium», «Sammy Ofer Stadium», «Teddy Stadium», что существенным образом сужает пространство для маневра, в особенности, в контексте расширения состава ЧМ до 48 команд.

Изложенное обуславливает расширение практики совместного проведения турниров. Например, общая заявка США, Канады и Мексики на ЧМ-2026, или Испании, Португалии и Украины на ЧМ-2030, или Саудовской Аравии, Египта и Греции на ЧМ-2030, и, с другой стороны, формирует для Израиля наиболее вероятный сценарий проведения ЧМ, при котором Израиль может принять участие в общей заявке, взяв на себя проведение отдельных матчей и отдельных стадий турнира. Указанное обстоятельство, с одной стороны, будет способствовать уменьшению количества туристов, что позволит сохранить на высоком уровне подходы к обеспечению безопасности и с другой стороны позволит Израилю решить вопрос участия на базе существующей спортивной инфраструктуры, без капитальных финансовых вложений в строительство новых арен.

СТОИТ ПОМНИТЬ И ПРО ГЕОПОЛИТИКУ

Геополитические постулаты исходят из того, что в международном спорте важная роль отведена географическому фактору в силу проведения соревнований по всем мировым континентам. Но процесс политизации спорта высоких достижений существенным образом усилился. Его эволюция привела к тому, что повестка воздействия перманентных изменений геополитических интересов современности соединилась с социально-экономической проблематикой. Так при принятии решения о проведении Олимпийских игр или Чемпионата мира по футболу, в той или иной стране МОК или ФИФА оценивают не только потенциальную готовность страны к проведению турнира, но и внутриполитическую ситуацию, соблюдения прав человека, ситуацию с коррупцией, внешнеполитические действия государства. То есть, простыми словами: лояльность страны международному сообществу. Так, например Будапешт, несмотря на сильное желание провести у себя Олимпийские игры 2024 г., вынужден был сняться с предвыборной гонки. Многие эксперты утверждали, что это связано с фактическим баном со стороны МОК премьер-министра Венгрии В. Орбана за проведение им жесткой традиционалистской политики, особенно связанной с запретом пропаганды ЛГБТ. Неудача постигла Венгрию и с Олимпиадой 2032, выбор столицы которой МОК, кстати, провел по новой процедуре: в феврале 2021 года главным кандидатом для проведения XXXV Олимпийских игр был утвержден австралийский Брисбен, и он же стал единственным участником голосования. Кандидатуру города поддержали 72 голосующих, 5 проголосовали против, 3 воздержались. Поразительный факт, учитывая то обстоятельство, что в предварительных заявках Брисбена вообще не было. И совсем не поразительный, учитывая создание так называемого альянса AUKUS — тройственного союза Австралии, Великобритании и США, заключенного с целью сдерживания растущего влияния Китая в Индо-Тихоокеанском регионе.

А НУЖНО ЛИ ЭТО ИЗРАИЛЮ?

Следует отметить, что в эпоху глобализации вопросы спортивных мегасобытий тесно связаны с позиционированием спорта в качестве инструмента продвижения имиджа государства, а также укрепления спорта в роли инструмента решения внешнеполитических задач того или иного государства. В то же время, ряд государств, в которых футболу отводится второстепенное значение, могут использовать спорт и выигрывать конкуренцию за право проведения ЧМ, решая свои политические задачи, к примеру, в контексте экспорта мягкосилового взаимодействия или популяризации государства. В данном случае, в кейсе доминирования политических амбиций над финансовой целесообразностью, вопрос затрат может отходить на второй план.

В то же время, указанная практика не является общепринятой и ряд государств могут исходить из прагматичных целей, не вступая в борьбу за право потратить около 50% годового бюджета на проведение четырехнедельного спортивного форума, отдавая приоритет развитию социальных, культурных, оборонных программ, развивая здравоохранение, зеленую энергетику и реализуя долгосрочные проекты развития страны, что хоть и принесет краткосрочный позитивный эффект, но позволит создать грамотный задел для популяризации страны в будущем. Например, в контексте позитивного имиджа израильской медицины, как одной из лучших в мире.

В данном случае, пример Израиля демонстрирует прагматичное желание развития страны, ставя во главу угла вопросы долгосрочного характера – к примеру, в контексте обеспечения целостности, стабильности, региональной безопасности, борьбу с терроризмом и экстремизмом на региональном и глобальном уровне, что делает невозможным единоличное проведение Израилем Олимпиады или ЧМ по футболу в обозримой перспективе. Дополняется это и фактическим отсутствием большого количества спортивных объектов, вспомогательной спортивной и туристической инфраструктуры, способной фактически одномоментно пропустить свыше 1 млн. туристов со всего мира. В то же время, учитывая такие тенденции, как расширение числа участников в финальной стадии на ЧМ, важно учитывать, что вероятным сценарием является участие Израиля в совместной заявке на проведение ЧМ. Такое решение позволит, в случае победы, обойтись без существенных финансовых затрат, сохранить высокий уровень обеспечения безопасности, задействовать существующую спортивную инфраструктуру лишь в определенном «сегменте» ЧМ, что позволит Израилю принять непосредственное участие в проведении финальной стадии ЧМ, хотя и данный сценарий видится вероятным лишь в долгосрочной перспективе.

- Advertisement -spot_img
- Объявления -spot_img
Новые публикации

Моющий пылесос Thomas Vestfalia XT Ultra– идеальное решение для мытья ковров в домашних условиях

Ковры, несомненно, создают уют в наших домах, однако, одновременно, они являются магнитом для пыли, грязи и аллергенов. Даже регулярная...

Новая коллекция Crocs уже в Израиле – такого разнообразия культовых сабо мы еще не видели

Коллекция клогов от Crocs этим летом поражает воображение. Впрочем – именно этого и добивались лучшие дизайнеры мира, создающие эту...
- Объявления -spot_img

Похожие статьи

- Объявления-spot_img